Бонапарт Наполеон
 VelChel.ru
Биография
Хронология
Сражения Наполеона
Гораций Верне
  Глава I
  Глава II
  Глава III
  Глава IV
  Глава V
  Глава VI
  Глава VII
  Глава VIII
  Глава IX
  Глава X
  Глава XI
  Глава XII
  Глава XIII
  Глава XIV
  Глава XV
  Глава XVI
  Глава XVII
  Глава XVIII
  Глава XIX
  Глава XX
  Глава XXI
  Глава XXII
  Глава XXIII
  Глава XXIV
  Глава XXV
  Глава XXVI
  Глава XXVII
  Глава XXVIII
  Глава XXIX
  Глава XXX
  Глава XXXI
  Глава XXXII
  Глава XXXIII
  Глава XXXIV
  Глава XXXV
  Глава XXXVI
  Глава XXXVII
  Глава XXXVIII
  Глава XXXIX
  Глава XL
  Глава XLI
  Глава XLII
  Глава XLIII
  Глава XLIV
Глава XLV
  Глава XLVI
  Глава XLVII
  Глава XLIII
  Глава XLIX
  Глава L
  Глава LI
  Глава LII
  Глава LIII
  Глава LIV
Е.В. Тарле
Афоризмы Наполеона
Семья
Галерея
Герб Наполеона
Ссылки
 
Наполеон Бонапарт

Гораций Верне. История Наполеона » Глава XLV

Сенат поздравляет Наполеона. Набор трехсот тысяч войска. Собрание и роспуск Законодательного корпуса.

Второй раз в продолжение одного года парижане, приученные к кликам победы и торжественным въездам, видели, как император их возвращался в свою столицу, оставленный своими союзниками и своим военным счастьем, преследуемый армиями всей Европы и едва имеющий несколько корпусов для сопротивления несчислимым врагам своим.

Потребуют ли от него отчета в непостоянстве его союзников? Франция, забыв, что он вынужден вести войну и защищаться, скажет ли ему, как Рим сказал Вару: «Отдай мне мои легионы!»

Нет, французы не покроют себя стыдом, не поступят так неблагодарно с великим вождем. Они не будут льстить неосторожно, как сенат, или порицать беспощадно, как законодательный корпус; они пожалеют об ошибках, допущенных во времена счастья, но не станут упрекать ими во времена бедствия. Карно, давно удалившийся от общественных дел, никогда не поклонявшийся и не льстивший Наполеону во все время его удач и величия, Карно решается служить и письмом уведомляет его, что готов пролить кровь за повелителя Франции. Наполеон поручает ему защиту Антверпена.

Сенат поспешил явиться к Наполеону и повторить ему обычные льстивые поздравления. В ответе своем император сказал: «За год перед сим вся Европа шла с нами; теперь вся Европа идет против нас: мнение Европы зависит от Франции или от Англии. Мы должны всего опасаться, если нация лишится энергии и силы своей. Потомство скажет, что нам представились великие и опасные обстоятельства, но они не выше сил Франции и моих».

На другой день, 15 (3) ноября, правительство требовало набора трехсот тысяч человек, а сенат немедленно изъявил согласие.

Законодательный корпус был созван с 25 (13) октября декретом, подписанным в Готе. Прибыв в Париж, император узнал, что членами корпуса овладел дух, противный его видам и намерениям. Немедленно решился он употребить в дело свою безграничную власть, которой умел пользоваться в должных случаях, и объявил, что сам назначит президента корпусу. Выбор его пал на герцога Массу.

Ежеминутно заботясь о защите Франции, Наполеон декретом от 16 (4) декабря приказал сформировать тридцать когорт национальной гвардии, поручив им занять и защищать все крепости Франции. 19 (7) того же месяца открылись заседания Законодательного корпуса.

Наполеон приказал сообщить депутатам и сенату все дипломатические бумаги, в которых содержались тайные переговоры, происходившие в последнюю кампанию и дававшие ключ к настоящему расположению важнейших государств Европы. Оба собрания назначили комиссии для разбора этих бумаг. Комиссия сената избрала докладчиком Фонтана, а комиссия депутатов господина Лене.

Фонтан, как приверженец монархии и верный слуга империи, удивился заявлению союзников, что они действуют только против Наполеона, а не против французской нации. «На кого же нападают теперь? — говорил оратор сената. — На великого человека, который оказал услугу всем государям, затушив во Франции пожар, угрожавший всей Европе».

Хотя Фонтан напомнил об обстоятельстве, которое могло повредить народности Наполеона во Франции, однако же император благодарил сенат за выраженные оратором чувства и так описывал положение Франции:

«Вы видели из бумаг, вам сообщенных, как я стараюсь о мире. Без сожаления соглашаюсь на пожертвования, предложенные врагами; в жизни у меня одна цель счастье французов.

Однако же Беарн, Эльзас, Франш-Конте, Брабант почти от нас оторваны. Крики этих членов моего семейства раздирают мне душу! Призываю французов на помощь французам!»

В самом деле, некоторые части Франции были почти оторваны. Испанская армия, покинув полуостров, была преследуема англо-испанцами, которые стояли уже на границе. На севере неприятель во многих местах перешел через Рейн; крепости на Эльбе и Одере сдавались. Пользуясь таким положением Наполеона, Бурбоны наводнили южные департаменты Франции своими прокламациями, и в некоторых местах составились из беглых солдат довольно страшные шайки.

И в эту-то минуту комиссия Законодательного корпуса вздумала уверять, что деспотизм заменил законы и что продолжение войны следует приписать одному Наполеону; что его желание увеличить Францию новыми завоеваниями мешает общему миру. Опираясь на общественные бедствия и опасения, она наложила условия на помощь, которой требовал Наполеон для защиты Франции от нашествия иностранцев. Император вознегодовал на такую позднюю и несвоевременную дерзость. Корпус почти единогласно решил напечатать и раздать донесение господина Лене; но решение его уничтожено Наполеоном. Остановили печатание, уничтожили корректурные листы — 30 декабря Наполеон сказал своему государственному совету:

«Господа, вы знаете положение дел и опасности отечества; я сообщил о них законодательному корпусу... а депутаты из моей доверенности выковали оружие на меня, то есть на отечество. Законодательный корпус содействует не спасению родины, а ее погибели; он не исполняет своей обязанности, гак я исполню свою: я его распускаю!»

Несмотря на такую меру, депутаты явились 1 января в Тюильри с поздравлением по случаю Нового года. Увидав их, Наполеон рассердился и сказал:

«Я запретил печатать ваш адрес: он был возмутителен. Одиннадцать частей Законодательного корпуса состоят из честных граждан; я их помилую; двенадцатая часть возмутители; к ним принадлежит и комиссия ваша. Лене изменник, я это знаю; прочие возмутители.

Вы стараетесь в адресе вашем отделить властелина от нации. Один я представляю народ. Кто из вас осмелится принять на себя такое бремя? Трон — дерево, покрытое бархатом. Слушая вас, я уступил бы врагам более того, чего они от меня требуют; мир будет заключен через три месяца, или я погибну.

Войну ведут более против меня лично, чем против французов; но это дозволяет ли мне согласиться на раздробление государства?

Не жертвую ли я гордостью и достоинством своим для мира? Да, я горд, потому что храбр; я горд, потому что совершил много великого для Франции. Ваш адрес не достоин ни меня, ни законодательного корпуса; после позволю его напечатать, для пристыжения депутатов. Вы задумали замарать меня грязью; но меня можно убить, а не обесчестить.

Возвратитесь в провинции... Если б я был виноват, вы не должны упрекать меня публично... Грязное белье надобно мыть тайно... Впрочем, Франция нуждается во мне более, чем я в ней».

 
 
     Copyright © 2017 Великие Люди  -  Бонапарт Наполеон